Правда об армянском «герое» Нжде

 

600_njde5_1

Известному российскому историку-кавказоведу Олегу Кузнецову удалось ознакомиться с материалами Центрального архива ФСБ Российской Федерации, с которых был снят гриф “Секретно”, относительно деятельности главного «национального героя» Армении Гарегина Тер-Арутюняна, более известного как Нжде.

Эксклюзивное право на публикацию данных фактов было предоставлено азербайджанскому изданию Axar.az, которое входит в медиахолдинг Teleqraf.

Предисловие от Кузнецова: «Говорить о том, как армяне пишут для себя жизнеописания своих “национальных героев”, без присутствия иронии или сарказма – преступление. Если писать об этом в сугубо научном стиле, то это будет означать, что ты вольно или невольно поднимаешь рукотворный бред армянских пропагандистов до уровня науки или, как минимум, низводишь науку до уровня их маниакального бреда. Ни то, ни другое позволить себе сделать я не мог. Поэтому переделал научную статью в памфлет, который и выношу на пристрастный суд своих читателей».

ФАКТЫ:

Достаточному количеству людей в этом мире хорошо известно, что в настоящее время главным национальным героем Армении является Гарегин Тер-Арутюнян, более известный всем армянам мира по кличке “Нжде”. Сама эта кличка с армянского языка переводится несколько неблагозвучно, это вам не Менц Мурад или Мурад Великий, а всего лишь “скиталец, покинувший родину ради заработка” (именно такую семантику слову “нжде” дает современный электронный русско-армянский разговорник).

Проще говоря, “гастарбайтер”, а также “скиталец”, “бродяга” или лицо “БОМЖ” – без определенного места жительства.

Если учитывать многовековую миграцию армян по ареалу Восточного Средиземноморья и Причерноморья, то понятие “нжде” является своего рода отражением общенационального психотипа, что во многом объясняет такую популярность этого исторического персонажа у современных армян.

Гарегин Нжде был “нжде” по натуре: родившись в Азербайджане и прожив в нем до юности, он уехал в Болгарию на три года учиться уму-разуму в университет, затем вернулся вновь в Азербайджан, где три года прожил под домашним арестом, съездил на пару месяцев казенным этапом в Петербург, а затем уехал в Болгарию на два года. До Первой Мировой войны места для Армении в биографии Нжде, как мы видим, нет. Когда началась эта война, он дезертировал из болгарской армии, поручиком (или старшим лейтенантом) которой являлся, прибыл в Грузию, где формировались армянские добровольческие батальоны для Кавказского фронта Российской Императорской армии, с территории которой он ушел воевать на территорию Османской империи, и пробыл здесь до лета 1918 года, когда османами на исконных землях Азербайджана была организована дашнакская Республика Армении. Но даже этот факт не дает основания уверенно утверждать, что он в это время был в Армении.

Первый документально подтвержденный факт его нахождения на государственной должности в этой стране датируется 1920 годом, когда он правительственным приказом назначается на должность комиссара Александрополя накануне сдачи его войскам кемалистской Турции. Все прочие рассказы о его военных подвигах на российско-османском фронте – из области нарративов и легенд, не имеющих ни малейшего подтверждения документами.

С этого момента его кличка начинает постоянно мелькать в текстах советских и кемалистских документов как главного виновника геноцида азербайджанцев в Мигри, Зангезуре и Аббасабаде, хотя есть немало свидетельств и того, что он в это время находился в селении Парага под Ордубадом, что также в Азербайджане, а поэтому никакого отношения к современной Армении опять же не имел. Так Нжде и есть “нжде” – бродяга, перекати-поле, что с него взять?

Летом 1921 года Нжде бежит в Тавриз, оттуда в 1922 году возвращается в Болгарию, в которой живет до 1944 года, пока не арестовывается органами советской военной контрразведки и не экстрадируется ими в СССР для уголовного преследования за сотрудничество с нацистами и “контрреволюционную деятельность”. В СССР он живет 12 лет по разным тюрьмам, из них около двух лет – в Армении, в ереванской тюрьме МГБ АрмССР. Таким образом, из почти 70 лет жизни Нжде, только три или максимум четыре года его жизни так или иначе были связаны с территорией современной Армении, но это обстоятельство не останавливает его апологетов от величания его “выдающимся национальным героем, государственным и политическим деятелем Армении”, к истории которой он, извините, никакого серьезного отношения не имел.

Но это – в глобальном смысле, а теперь поговорим о частностях. Хочу продемонстрировать всю глупость и интеллектуальное ничтожество армянской пропаганды на одном эпизоде из жизни Нжде, который так превозносится ей до небес в самых разных интерпретациях, что ее работники сами давно позабыли о том, что конкретно, кому и в какое время врали. Речь идет об аресте Нжде в сентябре 1944 года, в результате которого он из идеолога армянского национализма в одно мгновение превратился во всеми гонимого политического преступника.

Официальная биография Нжде в “Википедии” описывает это дело так:

“При приближении советских войск к Софии Нжде отказался покинуть Болгарию, свой поступок он сам мотивировал тем, что не желал подставлять под удар свою организацию и к тому же надеялся на то, что СССР вскоре объявит войну Турции и Нжде сможет принять в этой войне непосредственное участие. После вступления советских войск он написал письмо с этим предложением главнокомандующему советскими войсками в Болгарии генералу Толбухину.

Сотрудничество Нжде с нацистами привело к его аресту советской военной контрразведкой в Болгарии. Гарегин Нжде был выявлен и арестован контрразведчиками как часть агентурного дела абвергруппы-114 («Дромедар»). Арест Нжде предваряло задержание болгарской полицией, основанием для которого являлось обвинение о связях с немецкой разведкой”.

Не стану расхваливать своих заслуг в развенчании искусственно создаваемого армянской пропагандой карамельного образа Нжде как бескорыстного борца за светлые идеалы армянского народа, о них мои постоянные читатели и без того хорошо знают.

Но позволю себе напомнить, что еще год назад все было не так. Год назад в Болгарии Нжде считался чуть ли не национальным героем, свидетельством чему является мемориальная доска этому прохвосту, установленная армянской диаспорой этой страны на доме, в котором он якобы был арестован. Еще недавно ее изображение украшало и “Википедию”, и электронную энциклопедию всеармянского фонда “Хайазг”, и до сих пор висит на стене дома в Софии. Я специально привожу здесь ее фото, чтобы армянские пропагандисты помнили о том, что есть в этом мире люди, которые помнят об их проделках с интерпретацией истории.

Но даже в этом деле армяне остались верны сами себе: оказывается на этой доске тексты на болгарском и армянском языках не тождественны. Текст на болгарском языке переводится на русский так: “Здесь жил до 09.09.1944 г. армянский национальный герой, герой македоно-одринского ополчения и болгарский гражданин генерал Карекин Нждех. Погиб в Сибири в 1955 г.”. Текст на армянском языке звучит несколько по-иному: “Тут жил до 09.09.1944 г. Национальный герой армянского народа, гражданин Болгарии, командир армянского добровольческого отряда Освободительной армии, генерал Гарегин Тер-Арутюнян НЖДЕ. Родился в 1886 г, сослан в Сибирь в 1955 г.”

И нет никому дела до того, что в болгарской армии он был только поручиком, т.е. старшим лейтенантом, а никак не генералом, и был он арестован болгарской полицией как агент германской разведки, и был он выдан болгарами Управлению контрразведки “СМЕРШ” не сразу после задержания, как об этом написано в его официальной биографии, т.е. 9 сентября, а только три недели спустя, 2 октября, когда начальником этого управления было подписано постановление о его аресте, а до этого времени он сидел в софийской тюрьме “Централни софийски затвор” в квартале Бенишоара как государственный изменник. Но его грехи перед СССР перевешивали грехи перед Болгарией, а поэтому его выдали в Советский Союз.

Следует сказать, что армянским биографам Нжде эти факты хорошо известны, так как они присутствуют в материалах следственного дела в отношении Нжде № 11278, хранящегося ныне в фонде дел, прекращенных судопроизводством, архива Службы национальной безопасности Республики Армения.

Однако они наивно полагают, что никому другому, кроме них, эти сведения в силу данного обстоятельства недоступны, но они глубоко ошибаются. Приговор Нжде был вынесен 24 апреля 1948 года в Москве, и материалы судебного дела в отношении него хранятся сегодня в Центральном архиве ФСБ России, а гриф “Секретно” с них снят.

Также копии значительной части этих документов присутствуют в тюремном деле Нжде в архиве управления Федеральной службы исполнения наказания России по Владимирской области, доступ к которым исследователям также открыт при соблюдении определенных ограничений. Так что больше нет смысла скрывать правду о том, кем был Нжде на самом деле, какие преступления совершил, за что именно был осужден.

Но самое интересное во всей этой истории – то, как сам Нжде реагировал на свой арест. В его следственных, судебных и тюремных делах хранится копия политической автобиографии Нжде, составленной им в сентябре 1944 года в болгарской тюрьме перед выдачей советской военной контрразведке и переданной вместе с ним.

К слову, на русском языке текст этой автобиографии был опубликован биографом Нжде Рафаилом Амбурцумяном. Весь ее текст я пересказывать не буду, приведу лишь отрывок, который прекрасно характеризует морально-психологическое состояние Нжде накануне ареста. Нжде прекрасно передает свои ощущения загнанного в угол зверя без всякой надежды на спасение:

«…Пришла Советская армия, и произошло то, что и ожидалось. Пользуясь создавшейся неразберихой, несколько армян – не вскормленные молоком своей нации вырожденцы – уже приступили к делу. Они – по преимуществу сапожники – в качестве полицейских агентов в сопровождении вооруженной болгарской милиции ходят по домам и ищут меня. Навеки презренные рабы, которые в своих темных целях всегда использовали иностранные силы для утоления своей бессильной злобы и для уничтожения своих “врагов” среди соотечественников!

Не менее отвратительны, однако, и националисты, лишь по названию являющиеся таковыми. Как существа, обладающие базарной моралью, они в своем эгоизме опустились до скотского уровня. Знакомые, друзья, родственники – никто не откроет такому дверь, даже если он с крестом назаретянина на спине и в терновом венке на окровавленном челе будет искать у них прибежища. Забыли, все забыли, что только благодаря моим усилиям их не постигла участь евреев и четыре года они все только богатели и богатели. Те, кто еще вчера искали твоего взгляда и приветствия, сегодня бегут от одного твоего имени, даже от твоей тени…».

P.S. Согласитесь, сильно сказано. Получается, что отнюдь не болгарская полиция по своей инициативе, а сама армянская диаспора болгарской столицы выследила и сдала Нжде местным силам охраны правопорядка – как врага болгарского, а не как героя армянского народа.

Выходит, что армяне сами по себе Нжде не просто не любили, а, как минимум, ненавидели, его авторитет в родственной ему этнической среде держался в годы Второй мировой войны на близости к нацистам: были нацисты – был и авторитет Нжде среди армян Болгарии, ушли нацисты – пропал авторитет Нжде у армян Болгарии. Все в точности по латинской пословице: “Sic transit gloria mundi” – “Так проходит мирская слава”, и ничего с этим поделать уже нельзя.

Что же, история вокруг пафосно-лживой мемориальной доски Нжде в Софии очень скоро получит свое логическое завершение. Я более чем уверен, что после того как власти Болгарии получат исчерпывающую информацию о том, кем был в истории их страны Нжде на самом деле – отнюдь не героем, а дважды предателем и нацистским преступником, – они не будут испытывать особого желания в ее сохранении.

Не очень умным, но очень инициативным армянским пропагандистам в связи с этим хочется сказать только одно: “Господа, остановитесь! Иначе вы будете вынуждены новой ложью опровергать свою прежнюю ложь. Именно так начинается путь в шизофрению”.

2019-09-05 / 16:25
ВАЛЮТА
$ USD 1.7
EUR 1.8799
Facebook